Авторизация
Среди челобитных, поданных в Переславскую Провинциальную канцелярию в 60-е годы XVIII века, есть извещения о побегах крестьян.

Бежали семьями и поодиночке, а выборные из сёл и деревень сообщали об этом с неизменной формулировкой: «И ежели оные явятся в каких непотребствах, чтоб мне и всем крестьянам в вину не причлось».

Особо выделяются извещения о побегах жён и дочерей. Покинутые родственники не пытались взывать о помощи в розыске. Совсем наоборот!

24 февраля 1766 года из дома крестьянина Федоровской Подмонастырной слободки Михаила Петрова «в ночи жена ево Анна Иванова из дому ево неведомо куда бежала и с собою унесла собственных ево пожитков, а именно …» Далее следует перечень этих самых мужниных пожитков:

Кокошник жемчужной ценой в 10 р., другой с китайским жемчугом вынизанной промеж прозументу золотного ценой в 3р. третий с позументом золотным ценою в 2р.
Ожерелье жемчужное в 6 р.
Фату коноватную новую ценой в 7 р.
Фату персицкую длинную ценой 1 р. 50 к.
Телогрею китайчатую с пуговицы серебреными ценою в 4 р. другую китайчатую же поношенную в 2 р.
Полушубок китайчатый новой на заячьем меху в 2 р.
Шубенку китайчатую новую на заячьем меху и с огоньками лисьими в 6 р., китайчатую же поношенную подложенную овчиною в 3 р.
Шубенку крашенинную подложенную овчинами в 1 р. 20 к.
Шубку крашенинную подложенную овчинами новую в 4 р.
Рубашку александринской пестряди красной с галуном золотным и с пуговицей серебряною в 2 р. 50 к.
Две рубашки синие новые в 1 р.
Двенадцать рубашек простого холста каждая по 50 к. на 6 р.
Денег серебряной монетой в 2 рубля
Всего на 68 рублев 70 копеек.
И просил, «ежели оная жена ево где явится на татьбах и разбоях или в других каких подозрительствах чтоб на нем не причлось впредь».

При схожих обстоятельствах – в ночи неведомо куда – бежала 1 августа 1766 года из дому Троицкой отхожей слободки попова сына Дмитрия Васильева жена Настасья. Унесла с собой, знамо дело, «собственных ево вещей»:
Кокошник жемчужный промеж позументом золотым ценой 10 руб.
2 кокошника золотых ценой в 5 р.
Ожерелье жемчужное в 5 р.
Серьги жемчужные в 5 р.
Другие серебряные в 50 копеек
2 цепочки серебряные с тремя серебряными же крестами в 5 р.
Фата коноватная новая в 5 р. 50 к., другая фата коноватная же поношеная в 4 р., третья бумажная
Рубаха александринская в 50 копеек
Рубаха новая с пуговицами серебряными 4 р.
Рубаха кумашная новая с пуговицами серебряными в 2 р.
Полушубок камчатой зеленой поношеный с пуговицами серебряными в 5 р.
Полушубок китайчатый с пуговицами серебряными теплой в 4 р.
Полушубок камчатый холодной с пуговицами серебряными ценой в 2 р.
Ростегаев крашенинных новых четыре ценой в 3 р.
Платок бумажный новой ценою в 1 р. 50 к., другой полушалковый в 1 р., третий ситцевый в 1 р.
Пять перстней серебряных в 50 к.
5 запонков серебряных в 1 р.

В конце обманутый муж просил «ежели оная жена ево где явится в воровстве или в других каких подозрительствах то б ему не причтено было».

Как первый, так и второй побеги, видимо, были очень хорошо подготовлены – унести незаметно такие гардеробы невозможно, тут нужен сундук и хорошая повозка. Подробные реестры украденного у мужей наводят на мысль, что в домах были специальные книги учета и оценки имущества. И всё женское приданое переходило в собственность мужа.

А вот и безутешные отцы сообщают о побегах дочерей. 28 августа 1768 года из переславского дома вахмистра Алексея Поспешилова бежали его тринадцатилетняя дочь Аграфена и работница солдатка Марфа Гаврилова.

И снова вместо объявления о розыске мы видим реестр унесённого дочерью «собственного имущества» Алексея Поспешилова:
При побеге унесла денег 58 рублев
Юпку камчатую ценой в 4 р.
Кофту тафтяную полосатую в 3 р.
Епанечку камчатую алую в 3 р.
Платков талианских новых два цена по 2 р. 50 к.
Крест серебряный в 2 р.
Два перстня серебряных ценой в 50 к.
Серьги серебряные под позолотою ценой 1 р. 50 к.
Рубашек женских две ценой 1 р. 60 к.
Всего сносу унесла дочь его на 78 р. 10 к.
В конце челобитной отец сообщал, что ему неизвестно, где ныне имеет жительство дочь. «И ежели где означенная дочь ево явится при каких непорядках и подозрительствах чтоб ему с домашними ево к винности не причлось».

21 июля 1768 года сбежала Мавра Берсенева, оставшаяся одна дома на время ухода отца, матери и невестки в Троицкий Данилов монастырь «для моления и слушания вечернего пения». Её отец Иван Берсенёв, бывший служитель Данилова монастыря, собственноручно написал челобитие, где указал, что дочь унесла «собственные наши пожитки, а именно:
Фату талианскую новую цена 2 рубля
Кокошник жемчужный цена 10 р., второй кокошник носилной цена 2 р.
Лента золотная поношеная, поднизь мелкого бисеру цена 60 к.
Серьги серебряные привес жемчужной цена 2 р.
Цепочку серебряную с крестами двумя цена 3 р. 50 к.
Ферезя кумашные новые цена 2 р., вторые китайчатые новые пуговицы серебряные цена 4 р.
Душегрейку камчатую новую с пуговицы серебряные цена 50 к.
Фату бумажную новую цена 30 к.
2 рубашки новые женские носильные цена по 2 р.
Всего по цене 38 р. 30 к.

«И ежели дочь моя Мавра будучи в побеге явится где в татьбах и разбоях или других каких непотребствах чтоб мне именованному також и домашним моим в винность причтено не было».

14 июня 1766 года челобитие крестьянского сына Сидора Осипова из села Самарова о побеге его жены Офимьи Никитиной 12 июня: «из дому ево невем куда бежала и где ныне находится неизвестно. И ежели оная жена ево явится в каких непотребствах или в других каких непристойных поступках то б ему непричтено было в том понапрасну к винности».

И только в двух сообщениях о побегах крестьянских жен можно разглядеть какие-то человеческие чувства. Бежавших летом 1768 года крестьянских жен Ирину Яковлеву из деревни Чернецкой на Шахе и Анну Козмину из села Красного искали много дней выборные вместе с их мужьями. И не найдя, извещали Переславскую Провинциальную канцелярию, чтоб снять ответственность со всего крестьянского общества. Какой-то усталый вздох слышен в этих челобитиях и жаль покинутых крестьян...

А вот обманутым жадным мужьям и отцам – их рогатые кокошники на голову!